MIRZDOROVYA24.RU - это информационный ресурс (виртуальная витрина) товаров для здоровья, в котором вы можете  подобрать ортопедическую продукцию, изделия из микросфер, витамины, минералы, фиточай.

Санкт-Петербург: 8 (812) 911 37 01;

+7(921) 911 37 01

ЗАДОРНОВ и ХВОРОСТОВСКИЙ МОЖНО ЛИ ИХ БЫЛО СПАСТИ? ЧАСТЬ2

Опубликовано: 04.05.2018

ЗАДОРНОВ и ХВОРОСТОВСКИЙ
МОЖНО ЛИ ИХ БЫЛО СПАСТИ?

Часть 2

Евромедики следующих поколений по-прежнему мало знали и мало умели. Причина оказалась банальнейшая: не у кого было учиться, спросить хотя бы о пустяке. А знахари и травники владели большим запасом надежных оздоровительных средств… Вместо того, чтобы перенять и освоить это информационное богатство (как то произошло в странах Востока и Азии), строители евромедицины решили изгонять народных лекарей с насиженных мест и даже физически их уничтожать… чтобы не было конкурентов.
У малообразованных евромедиков появился союзник (и одновременно конкурент) – католическая церковь. Она тоже хотела зарабатывать на больных. Но поскольку у священников вообще не было ни знаний, ни лекарственных средств, они требовали, чтобы верующие при любых заболеваниях лечились… только молитвой. Опытные народные лекари объявлялись колдунами.
По приговору церковных судов целителям, костоправам, травникам выкалывали глаза, им заливали в горло свинец, их сажали на кол. Повитух, акушерок, которые помогали при родах, объявляли ведьмами и сжигали на кострах. Возник момент, когда в странах Европы стало некому рожать детей.

ЧЕМ РОССИЯ ЗАПЛАТИЛА ЗА ИСТРЕБЛЕНИЕ ЗНАХАРЕЙ

В ХУП веке, при царе Алексее Михайловиче, отце Петра Великого, в штате администрации Москвы числились 5 врачей-иноземцев, 38 лекарей народных, 9 травников и один костоправ местной квалификации.
Одновременно действовала школа народных медиков, кстати, последняя на территории России за четыре столетия…
При Петре Первом в страну хлынули толпы немцев. Многие выдавали себя за врачей. Но рядом с местными знахарями и травниками даже дипломированные медики выглядели беспомощными неучами. Тогда немецкая диаспора (не без помощи Анны Монс, фаворитки царя) настояла на том, чтобы Государь разогнал местных лекарей по лесам и дальним селениям.
Когда же Петра свалило сразу несколько тяжких недугов, около его постели беспомощно переминалась толпа в иноземных камзолах. Ни устранить боль, ни уменьшить ее эти «корифеи» евромедицины не могли. Было нечем. О выздоровлении речь уже не шла. Царь скончался в немыслимых мучениях. Крики его были ужасающими.
Врачи-недоучки сгубили Екатерину Великую, Николая Первого, Александра Третьего. О трагических судьбах членов царских семейств уже не говорю.
В начале ХХ века главный лейб-хирург при дворе Николая Второго профессор С.П. Федоров не дал лейб-медику того же двора П.А. Бадмаеву избавить от гемофилии наследника престола Алексея Романова.
Безразмерность преступления заключалась в том, что Бадмаев владел знаниями и лекарствами тибетской врачебной науки. У Бадмаева в его аптеке при доме таких средств было более трехсот (включая сбор против гемофилии). А главный лейб-хирург России профессор Федоров располагал исключительно холодными компрессами…
Многие ошибочные и даже нелепые поступки Николая Второго и его жены, вызванные многолетними тревогами за судьбу сына, заметно приблизили трагические события весны и октября 1917 года.
Об этом я подробно рассказываю в книге «Ненависть к народной медицине. Во что она обошлась России?». Книга готовится к печати.

НЕНАВИСТЬ К НАРОДНЫМ ЗНАНИЯМ - ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПЕРЕД ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ

В 1860 году в Читинской области России вспыхнула эпидемия брюшного тифа. Докторам бороться с нею было нечем. Эпидемия грозила перекинуться на другие губернии. Спасла Россию ранее никому не известная семья бурятов Бадмаевых. Она к тому времени уже полтора столетия лечила окружающих средствами тибетской медицины.
За короткий срок, развозя по деревням самодельные порошки, загадочные лекари ликвидировали эпидемию. Главу семьи, Цультима Бадмаева, представили Александру Второму. Великий Государь, высоко оценив масштабы личности Цультима и громадность его врачебного дарования, вызвался стать крестным отцом Цультима, который получил имя Александр.
Затем Государь пожаловал крестнику права выпускника столичной Военно-хирургической академии, то есть уравнял его с дипломированными врачами. Александр Второй разрешил Бадмаеву домашний прием больных и производство собственных лекарственных средств.
Скоро Александру Бадмаеву стало не по силам вести работу одному. Он вызвал на помощь брата, который стал Петром Бадмаевым. Его крестным отцом вместо убитого Александра Второго пожелал быть Александр Третий.
Об удивительном даровании и работоспособности Петра Александровича Бадмаева свидетельствовали цифры. За 37 лет врачебной деятельности в Петербурге он принял в своем кабинете на Литейном проспекте 573 856 больных, т.е. его посещало 16 000 пациентов в год, 50 человек в день. Цифры подтверждались регистрационными книгами, которые Бадмаев обязан был вести. В них указывались имя, фамилия и адрес пациента; диагноз; назначенное лечение. Сведения полицией регулярно поверялись.
О масштабах своей лечебной деятельности Бадмаев сообщил в брошюре «Ответ на неосновательные нападки членов Медицинского совета».
Невероятная пропускная способность великого лекаря объяснялась просто: пульсовая диагностика занимала от полуминуты до нескольких минут. В соседнем помещении больной получал уже готовые порошки.
(Автор этих строк спустя сто лет дружил и наблюдал за работой другого великого лекаря той же школы - Галдана Ленхобоевича Ленхобоева, консультанта Кремлевской больницы. У Ленхобоева диагностика занимала не более полутора минут).
Но вернемся к Петру Бадмаеву. В 1910 году он обратился в Министерство внутренних дел (которое ведало и здравоохранением) с просьбой разрешить ему открыть Школу тибетской медицины и Клинику в Петербурге. Бадмаев брался обеспечить оба учреждения многолетним финансированием даже после своей смерти.
В благодарность Бадмаев обещал раскрыть для всеобщего пользования засекреченные рецепты тибетской медицины. Самым ценным среди них был универсальный противораковый препарат. Лечение с его помощью состояло в том, что онкологический больной получал два порошка в день. Стоимость одного порошка составляла 10 копеек или, примерно, 100 рублей по теперешним ценам при среднем жаловании тогдашних рабочих 20 - 27 рублей в месяц.
Лечение продолжалось от 2 до 8 месяцев. Онкобольной, глотая порошки, продолжал ходить на работу. Его не мучили рвоты, запоры, упадок сил. Выздоровление оказывалось бесповоротным.
Медики, которые отвечали в МВД за здоровье населения России, Бадмаеву в просьбе отказали. Они написали: «тибетская медицина… представляет собой ничто иное, как сплетение зачаточной архаической науки с невежеством и суеверием»… Это было заявлено о древнейшей отрасли знаний, которая существовала 5000 лет и располагала к тому моменту аптекой в 1000 названий.
У европейских же медиков, включая российских, в начале ХХ века не было ни одного противоопухолевого средства. Лишь обезболивающий морфий и безжалостный скальпель. Редкие операции дарили отсрочку от смерти на короткий срок, а дальше следовало мучительнейшее умирание.

ТОЧНО ТАКОЕ ЖЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, НО 90 ЛЕТ СПУСТЯ

В 2001 году я опубликовал в газете «Совершенно секретно» большой очерк о семье Бадмаевых. Меня отыскал один из потомков этой великой династии. От него я узнал, чем закончилась история с противораковым рецептом.
Советская власть после переворота 1917 го отняла у Петра Александровича Бадмаева и его семьи в прямом смысле все до нитки. С руки его жены при обыске было сорвано даже обручальное кольцо. Самого Петра Александровича то забирали в ЧК, на Гороховую улицу в Петрограде, то отпускали, пока он в 1920 году не умер. Бадмаеву перед смертью, судя по его последнему письму в ЧК, было 109 лет.
Вдова Петра Александровича, которая была значительно моложе его, рецепт сохранила. Когда она умерла, бесценный документ поступил во второй половине ХХ века к моему новому знакомому - участнику ВОВ, орденоносцу, человеку известному в его профессиональной отрасли.
Наследник берег рецепт от всех, пока не рассыпался Советский Союз. Когда же наступила перестройка, пожилой уже человек решил выполнить волю великого лекаря: подарить России, народу сбереженный рецепт.
Потомок Петра Александровича Бадмаева отправился в Министерство здравоохранения РФ. Представился, кто он, и сообщил, что явился для важного разговора. Но его не принял ни один маломальский начальник. А врач-консультант в приемной, который соблаговолил выслушать ветерана войны, сказал:
- Российское министерство здравоохранения тибетской медициной не занимается. Это видно хотя бы по названию. Вы, гражданин, с вашим рецептом не туда пришли.
- Что же было дальше? - спросил я, холодея.
- Разговаривать со мной в министерстве вроде бы никто не захотел. С консультантом я беседовал с глазу на глаз. А слух о двух моих посещениях министерства по Москве прошел. Полузнакомые люди как бы мимоходом вдруг спрашивали: «А правда, что у вас есть какой-то старинный волшебный рецепт? Вот у меня соседка…»
Я понял, что моя жизнь в опасности. Меня в любой день могут убить. И я отослал рецепт за границу родственникам. Себе я не оставил даже копию. Это меня вскоре спасло. Когда нашлись желающие заполучить рецепт, - я им клялся, что у меня его нет. Мне верили, потому что я никому ничего не продал. А иначе какой был смысл его держать?
                                                                              * * *  

Небо позаботилось о том, чтобы редчайший на Земле противораковый препарат не пропал после отказа от него врачей-дуболомов в 1910 году. Родственники Бадмаева, испытывая нужду, живя под угрозой репрессий, берегли рецепт почти столетие. А после этого новое поколение врачей–чиновников, воспитанное в активной неприязни к любой альтернативе, не пожелало на документ даже взглянуть, хотя онкоклиники по всей России неизменно переполнены…
                                                                               * * *

Судя по тому, что противоопухолевые порошки Бадмаева за рубежом не всплыли, хранят там рецепт в сейфе из корабельной брони. Цель? Не дать порошкам обрушить гигантскую индустрию противораковых средств.
Семья моих друзей недавно приобрела зарубежный противораковый препарат. Они отдали 500 000 рублей за 90 таблеток. Или по 5000 с лишним за одну облатку. Результат применения оказался невнятен.
Порошки П.А.Бадмаева были дешевле в 500 раз! И они безотказно вылечивали.


Борис КАМОВ

(Продолжение следует…)

Главное меню

Каталог

Полезные ссылки

Цена
от
до
код: 0 Корзина: 0 руб
: ;
Заказ в один клик
Настоящим подтверждаю, что я ознакомлен и согласен с условиями оферты и политики конфиденциальности.